Посол США в Таджикистане называет страны Центральной Азии прекрасными и независимыми

CA-NEWS (TJ) — Посол США в Таджикистане Трейси Энн Джейкобсон жалеет, что ей придется покинуть в ближайшие дни Таджикистан в связи с завершением ее миссии в республике. В интервью CA-News она рассказывает про политику США в регионе, где, по ее словам, расположены «прекрасные независимые страны», которые имеют «особое значение для США».

Назарали Пирназаров, специально для CA-News

Джейкобсон начала интервью с рассказа о своих впечатлениях и чувствах о Таджикистане, лишив возможности задать первый вопрос.

— Я уже вижу, что мне будет трудно уехать. Я чувствую себя здесь как дома. Даже в воскресенье я была в горах в последний раз. Были в Семиганче с группой моих друзей. Мы там ходили по горам, отдыхали. Я увидела такую красоту… Раньше я не могла каждое воскресенье ехать в горы, и я чувствую небольшую грусть.


— За годы Вашего пребывания в Таджикистане было сделано многое, как с Вашей стороны лично как посла, так и со стороны американского правительства. Но хотелось бы узнать, что Вам не удалось сделать. А что Вы успели сделать за годы пребывания в Таджикистане?

— Я уже шестой посол США в Таджикистане. И невозможно сделать всё, потому что это постоянный процесс. Предыдущие послы до меня сделали много. Я продолжала эту работу и скоро будет работа нового посла. Я довольна, что мы сделали за последние три года. Мы открыли мост, отправляли граждан вашей страны в Америку на учебу или с социальными программами. Мы внесли наш вклад в образование, здравоохранение. Мы делали многое, чтобы улучшить потенциал в сфере безопасности.

Что будет интересно для нового посла, когда он приедет сюда? По-моему две главные вещи.

В сфере политики — это парламентские выборы, которые пройдут в феврале следующего года. Министр иностранных дел Хамрохо Зарифи уже сказал нам несколько раз, что они будут самые хорошие, лучше, чем раньше, с точки зрения транспарентности и, я надеюсь, что Таджикистан проведет более хорошие и транспаретные выборы. Мы готовы помочь.

В сфере экономики. Вы знаете, что сейчас работает очень важная программа Международным Валютным фондом. В рамках этой программы Таджикистан сейчас работает, чтобы улучшить транспаретность в сфере государственных предприятий, Национального банка и в сельском хозяйстве, я имею ввиду разрешение хлопкового долга и так называемую свободу фермеров, чтобы выращивать и продавать, как они хотят. Эти две очень главные сферы.

Я думаю, что уже есть знаки прогресса. И даже из Вашингтона я буду следить за результатами, потому что это две главные вещи для будущего Таджикистана, для будущего процветания страны.


— Таджикистан находится в центрально-азиатском регионе, который находится в центре внимания Соединенных Штатов, насколько важен для США этот регион?

— Очень важен. Во-первых, здесь прекрасные независимые страны. Мы хотим проводить хорошие двусторонние отношения с каждой страной Центральной Азии, как мы делаем везде в мире. Страны Центральной Азии имеют особое значение для США, так как они находятся в сложном регионе. Например, Таджикистан имеет протяженную границу с Афганистаном, и мы знаем, что страны Центральной Азии могут играть важную роль в процессе стабилизации в Афганистане. Исходя из этого, эти страны очень важны для нас.


— Госпожа Посол, в последнее время, особенно после визита помощника Госсекретаря Блэйка в Таджикистан в начале июля, в прессе опять стал муссироваться вопрос о том, что Таджикистан намерен предоставить свою территорию, в частности, речь идет об аэродроме «Айни» близ города Душанбе, под американскую базу. Как Вы это прокомментируете?

Читайте также  В Таджикистане задержаны два офицера Минобороны за “содействие” преступникам

— Мы совсем не говорили по вопросам баз. Даже слово «база» не было использовано во время наших бесед во время визита Боба Блэйка. Мы не поднимали этот вопрос, и правительство Таджикистана не поднимало. Единственные лица, которые озвучили этот вопрос это журналисты. Мы не говорили об «Айни». Я была удивлена. Боб Блэйк даже не применял слово «Айни» в своей речи. Это не наш вопрос.


— На прошлой неделе появилось сообщение, что Россия намерена открыть новую военную базы на юге Кыргызстана. Как Соединенные штаты относятся к этому?

— Это тоже не наш вопрос. Этот вопрос для Кыргызстана и для России.


— Как будет задействован Центр транзитных перевозок в аэропорту «Манас» в Кыргызстане в транзите грузов из США в Афганистан?

— Транзитный центр в Кыргызстане касается авиационного транзита на самолетах — это люди и груз. Мы говорим здесь в Таджикистане о транзите железной дорогой и грузовиками. Они не связаны. Мы начинали переговоры в Центральной Азии о транзите коммерческих грузов в прошлом году до вопроса о «Манасе». Есть «Манас» — это авиационный транспорт, и есть так называемая «Северная распределительная сеть» — это касается наземного транспорта, в первую очередь Таджикистана.


— Какая роль будет отведена Таджикистану в вопросе транзитных перевозок невоенных грузов из США в Афганистан?

— У нас уже есть соглашение. С правительством мы достигли этого соглашения в марте, если я не ошибаюсь. Мы еще не начали реализовывать это соглашение, но я надеюсь, что в ближайшем будущем увидим первый транзит через территорию Таджикистана в Афганистан. Здесь очень много вопросов логистики, можно сказать.


— Вопросы обеспечения безопасности являются одной из важной составной частью политики США в центрально-азиатском регионе. Какова, на Ваш взгляд, реальная ситуация в этом вопросе?

— Это не моя роль судить об уровне безопасности или уровне опасности здесь в Таджикистане или вообще в Центральной Азии. Наша роль помогать Таджикистану улучшить свою способность обеспечить безопасность. Это ответственность любой независимой страны, любого суверенного государства. Наша роль здесь, чтобы улучшить их способность через предоставление оборудования, инфраструктуры и тренинги. И мы это делаем постоянно.


— Насколько стабилен Таджикистан на фоне того, что то и дело в прессе появляются сообщения об активизации вооруженных группировок и экстремистов в том или ином регионе страны?

— Это не моя роль прокомментировать этот вопросы.


— Как это отразится на политической обстановки в целом в стране перед парламентскими выборами?

— Посмотрим. Парламентские выборы будут уже в феврале. Я думаю, что самое главное, когда мы говорим о выборах — это подготовка правительства к самим выборам. Как они приготовят, например, новый административный кодекс, который если я не ошибаюсь, имеет 25 статей по вопросам выборов. Мы знаем, что были рекомендации со стороны ОБСЕ по вопросам улучшения закона о выборах, были разные рекомендации, которые были приняты во время круглых столов, в которых участвовали представители политических партий Таджикистана. Есть разные рекомендации. И я думаю, что успех будущих выборов будет более зависеть от того, как правительство выполнит все эти рекомендации, которые были уже выражены.


— Многие эксперты относят политическое руководство стран Центральной Азии, в том числе Таджикистана, к авторитарным режимам. Ваше мнение по этому вопросу?

— Вы можете очень легко читать наш доклад по правам человека на веб-сайте. Я уверена, что Вы уже посмотрели на таджикском, русском и английском. Я не могу добавить, это наш полный отчет, там все написано для всех, кто хочет прочитать.

Читайте также  Роль ШОС в развитии Таджикистана

Конечно, мы хотим видеть улучшение. В каждой стране мира есть место для улучшения, включая здесь в Таджикистане. Но, тем не менее, мы работаем с правительством и гражданским обществом, с политическими партиями по вопросам прав человека, и более открытой политической системы. Это одна из сфер, где мы работаем, но не единственная.


— Насколько соблюдаются в Таджикистане основные демократические принципы? Какие усилия необходимо предпринять правительству республики для улучшения ситуации?

— Я думаю, что самым главным примером будет проведение выборов. И все партнеры и друзья Таджикистана будут следить за тем, что будет делать правительство. Это будет важный знак.


— Кроме проблем безопасности центрально-азиатские страны никак не могут договориться по распределению водно-энергетических ресурсов. Как Вы оцениваете усилия стран в решение этих проблем? И какова позиция США в этом вопросе?

— Это очень важный вопрос. Можно сказать, что это жизненно важный вопрос для Таджикистана. И мы ранее говорили, и это наша политика сейчас, что мы поддерживаем право Таджикистана разрабатывать свой гидроэнергетический потенциал. Но для Таджикистана необходимо иметь хорошие отношения со всеми соседями. Даже когда бывший помощник госсекретаря Ричард Баучер был здесь, он сказал, что он «верит, что в будущем Таджикистан может стать энергетически экспортирующей страной».


— Глобальный финансово-экономический кризис охвативший все сферы жизни общества, коснулся Таджикистана, причем сильно ударив по всем сферам. Какова Ваша оценка антикризисной программы Таджикистана? Какие меры необходимо предпринять таджикистанскому правительству для преодоления последствий кризиса?

— Да, сейчас кризис. Правительство сейчас работает, принимая самые важные меры и для разрешения кризисной ситуации, и для более долгосрочного экономического процветания страны. Мы не хотим каждый год решать тот или иной кризис. Да, в прошлом году у нас был зимний кризис, в этом году у нас есть глобальный финансовый кризис, дай бог не будет кризиса в будущем году. Но самое главное это улучшение структуры экономики, чтобы она была транспарентной, доступной для инвесторов, и местных и иностранных, и что будет сфера для развития бизнеса. Во всем мире малый и средний бизнес создает 90% рабочих мест. Из-за этого мы хотим работать с Таджикистаном, чтобы здесь была среда для бизнеса, которая будет доступна для предпринимателей, транспарентной и справедливой, чтобы они работали эффективно и создавали рабочие места. Это важно и во время кризиса, и на долгосрочную перспективу.


— Насколько повлияет кризис на помощь, которую оказывает Таджикистану американское правительство?

— Этот кризис не повлияет серьезно на наш уровень помощи. В 2009 году было небольшое уменьшение — на несколько процентов. В этом году новый финансовый год начинается 1 октября. Мы ожидаем небольшое увеличение бюджета. И может быть, в 2011 году мы уже ожидаем более широкое улучшение бюджета. Бюджетный процесс в США очень сложный. Потихонечку вообще наш уровень помощи Таджикистану улучшается постоянно, несмотря на кризис.


— Можете назвать сумму?

— Есть разные бюджеты. У нас есть 12 бюджетов, которые контролируются посольством. Сумма составляет 58,65 миллионов долларов на 2009 год.


— Как Таджикистан использует эту помощь, целенаправленно? Как ведется контроль над расходованием этих средств?

— Вы знаете, если у нас был полный бюджет в 70 миллионов долларов. Это не значит, что мы делаем личный вклад в правительство. Нет, мы так не делаем. Другие так работают. Например, Европейский союз предоставляет бюджетные ресурсы правительству. Мы работаем и с правительством, и с международным неправительственными организациями, и с разными партнерами, чтобы выполнить проекты и программы. Когда мы работаем с правительством, например, мы не предоставляем им деньги, но мы строим инфраструктуру, предоставляем оборудование. Например, для пограничных войск предоставили все от ботинок до сверхсовременного оборудования для связи. И мы предоставляем это оборудование правительству и тренинг. У нас есть программа, согласно которой мы производим ежегодный обзор, как использовано это оборудование, которые мы закупили и предоставили. Мониторинг мы проводим постоянно по всем нашими программам. У нас есть программа малых грантов местным НПО, и мы обязаны тоже посмотреть, как использованы эти гранты.

Читайте также  Хусайни обвиняется по 14 статьям Уголовного кодекса


— Что Вы пожелаете своему приемнику, новому послу?

— Я думаю, что ему повезло. Я уже сказала ему, что как ему повезло, что у него не первая, а уже вторая возможность работать в Таджикистане. Вы знаете, что он работал раньше здесь? В 2002-2004 годах он здесь работал в качестве заместителя посла. Это значит, что он уже знает страну. Конечно, у нас сейчас другая миссия, другое посольство, это гораздо больше, чем было раньше, наши программы более широкие. Я желаю ему успехов.

Я думаю, что он может начать очень быстро, так как он уже здесь работал. Я надеюсь, что сенатский комитет проголосует за него до 1 августа, так как с этого времени у них начинается перерыв в августе. Если будет голосование до перерыва, то возможно, что мы увидим его здесь до конца августа. Если они не успеют — это будет чуть-чуть попозже. Может быть, в сентябре.


— Спасибо за интервью.

— Спасибо Вам!



Справка:

Трейси Энн ДЖЕЙКОБСОН из простой семьи, без влиятельных родственников. Отец — офицер ВВС, инженер, мать — англичанка, медицинский работник. Среднюю школу закончила в Калифорнии, потом переехала на восточное побережье США и поступила на медицинский факультет университета Джона Хопкинса в Мэриленде. Через год перевелась на факультет международных отношений того же университета. В студенческие годы развозила на автомобиле пиццу, чтобы заработать на учёбу и жизнь.

Получила степень бакалавра в Университете Джона Хопкинса, степень магистра в Школе передовых международных исследований им. Пола Нитце этого же университета.

Владеет русским, испанским, французским, корейским и таджикским языками.

С 1989 — на дипслужбе США.

1989-1991 — один год работала в отделе управления, а затем ещё один год — в консульском отделе посольства США в Южной Корее.

1991-1993 — сотрудник отдела управления посольства США в Москве.

1993-1997 — работала в Госдепе США — в Бюро по разведке и исследованиям, Бюро по странам западного полушария Государственного Департамента США и в аппарате заместителя Госсекретаря США по вопросам управления.

С 1997 — 2000 — сотрудник дипмиссии США на Багамских островах и в должности заместителя исполнительного секретаря в Совете национальной безопасности в Белом Доме, где она содействовала разработке внешнеполитических инициатив для советника по национальной безопасности и президента.

2000-2003 — заместитель посла США в Латвии, где она разработала и реализовала стратегию оказания помощи Латвии в её становлении в качестве успешного кандидата в члены НАТО.

С августа 2003 года по 2006 год — посол США в Туркменистане.

С 2006 года — посол США в Таджикистане.

Неоднократно отмечена высшими наградами Госдепа США.

Вегетарианка. Хобби — горные экскурсии.