Николай Бордюжа: КСОР в Таджикистане можно развернуть за полдня

«В случае возникновения чрезвычайной ситуации в Таджикистане коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) можно развернуть за полдня», — заявил в эксклюзивном интервью «АП» генеральный секретарь ОДКБ Николай БОРДЮЖА.

«Конечно, все зависит от ситуации, например, в конкретном эпизоде внезапной проверки КСОР ОДКБ, которая состоялась в мае этого года в Таджикистане, мы поставили задачу привести в высшую степень боевой готовности все силы и выдвинуться в район предназначения, т.е. в вашу страну, в течение трех суток.

В отведенный срок мы полностью уложились. Даже контингент Кыргызстана, который следовал на место проведения учений на своем автотранспорте и проделал для этого тысячекилометровый марш, уложился в то время, которое ему было отведено. Причем, мы не спешили, в процессе отрабатывали некоторые возникающие вопросы. Если понадобится, то будем разворачивать свои силы быстрее. Например, чтобы поднять все подразделения КСОР необходимо шесть часов, плюс, перелет. Таким образом, КСОР в Таджикистане можно развернуть за полдня, максимум — сутки. Все будет зависеть от времени полета», — отметил генеральный секретарь.

 — Николай Николаевич, эксперты наряду с угрозами прорыва границ стран ОДКБ со стороны радикальных группировок, предупреждают, прежде всего, о риске возникновения конфликтов внутри государств этой Организации под влиянием извне. Как могут вести себя силы ОДКБ в таких случаях? В рамках прошлогодних конференций, посвященных работе ОДКБ, были высказаны предложения о том, чтобы закрепить за силами Организации возможность регулирования и внутренних конфликтов.

— Все внутренние конфликты должны решаться национальными системами безопасности. В политическом плане, конечно, государства могут оказывать содействие в урегулировании конфликтов. Плюс, у нас есть контингент миротворческих сил, которые могут быть использованы в экстраординарной ситуации, но брать на себя какие-то правоохранительные, а, особенно жандармские функции: разбираться с оппозицией, влиять на политические процессы внутри страны, мы не должны, у ОДКБ нет такого мандата. Мы ориентированы на противодействия вызовам и угрозам извне. Но, конечно, если вдруг возникнет ситуация, в которой будет явно видно, что конфликт инициируется из-за рубежа, подпитывается сторонними странами; мало того, в нем участвуют боевики, которые, как правило, направляются для дестабилизации государств, тогда, наверное, президенты смогут принять решение об оказании помощи пострадавшей стране, в том числе и силами ОДКБ. Но еще раз повторяю: мы ориентированы на защиту государств от воздействия извне. Внутренние конфликты – это даже не дело национальной армии, это компетенция правоохранительных органов, органов безопасности, и я надеюсь, что они справятся.

Читайте также  Э.Рахмон встретился с президентами Кыргызстана, Армении и Беларуси

Кроме того, на внутренний конфликт можно повлиять в политическом плане, умиротворить его,  договориться с противоборствующими сторонами, чтобы все вопросы решались в рамках конституционного права, мирным путем. Естественно, в этом случае мы можем использовать авторитет наших лидеров. В общем-то, такие шаги практикуются и сейчас.

— Что на сегодняшний день представляют собой КСОР?

— КСОР — это порядка 22 тысяч военнослужащих наших государств, причем это элитные формирования вооруженных сил, представители элитных спецподразделений органов внутренних дел и органов безопасности. Сюда же входят спецподразделения антинаркотических служб, подготовленные отряды служб по чрезвычайным ситуациям. То есть, в КСОР собрано все лучшее, что есть в наших странах.

— На прошлой неделе в Таджикистане случилось событие, которое потрясло всю страну: в интернете появилось видеообращение командира таджикского ОМОНа, который дезертировал в ряды ИГ. Как вы оцениваете этот прецедент, и какие меры необходимо принимать в этой ситуации?

— Какие могут быть оценки? Это подготовленная, спланированная акция, направленная на дестабилизацию ситуации в Таджикистане. Это не простое решение командира ОМОН. И последующее его заявление, опубликованное в интернете, еще раз это подтверждает. Конечно, ситуация при которой офицер бросает свою страну и переходит на сторону других государств с непонятными целями – является серьезной и общезначимой. Мы знаем существующую проблему вербовки; правоохранительные органы и органы безопасности наших стран работают в этом направлении.

— Как обстоит вопрос сотрудничества в сфере военной промышленности между Россией и Таджикистаном, о котором вы говорили в марте этого года?

— У нас есть предложения от государств о создании оборонных предприятий, сервисных центров по обслуживанию оборонных структур, которые будут интересны для военно-промышленного комплекса. Эта работа ведется давно. Например, в Армении мы уже создали несколько сервисных центров, в том числе и по обслуживанию военной техники. Такую же работу сейчас начали проводить и в Таджикистане, и я очень надеюсь, что члены межведомственной комиссии по военному и экономическому сотрудничеству, которая работает в рамках ОДКБ, и руководителем которой сейчас является Дмитрий Рогозин, смогут оказать содействие для развития таких промпредприятий в Таджикистане и обеспечения их заказами.

Читайте также  Баку присоединился к Соглашению о развитии мультимодального транспорта в рамках TRACECA с оговорками

— Вы неоднократно парировали комментарии экспертов о том, что страны ОДКБ не выступают единым фронтом по актуальным проблемам в мире. Тем не менее, по каким принципам и механизмам осуществляется единство в этой Организации? И есть ли оно?

— Иногда страны участницы нашей Организации действительно выступают с разных позиций. Потому что каждое государство — это живой организм со своими национальными интересами, со своими предпочтениями, с огромным количеством связей с иностранными странами. У каждого есть своя позиция по тому или иному вопросу, тем более, что в рамках ОДКБ мы затрагиваем очень чувствительные, наверное, самые чувствительные вопросы безопасности. Конечно, по некоторым вопросам мнения разнятся. Но для того, чтобы найти консенсус мы и проводим такие встречи (заседание СМО ОДКБ, — прим. авт.). В ходе заседаний кто-то может поступиться своими интересами, кто-то может настоять на своей позиции и убедить остальных членов в ее правильности; мы всегда работаем по поиску консенсуса, каких-то промежуточных вариантов. И у нас все получается. Во всяком случае, я работаю в этой организации уже более 10 лет, и у нас еще не было случая, когда мы не нашли бы развязку той или иной проблемы. Да, были некоторые сложности, когда в Организации принимал участие Узбекистан, у которого всегда была очень жесткая, неуступчивая позиция, но сейчас мы находим решение любых задач. Если не на уровне экспертов, то на уровне министров; а когда и на уровне министров не получается, то всегда получается на уровне президентов. Я вас уверяю, что в ОДКБ еще не было случая, чтобы мы не договорились.

Напомним, сегодня, 4 июня в Душанбе состоялось заседание СМО ОДКБ под председательством министра обороны РТ генерал-лейтенанта Шерали Мирзо.

Читайте также  В Минсельхозе обсуждены вопросы борьбы с саранчой

В заседании СМО приняли участие министры обороны стран участниц ОДКБ, а также генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. В ходе заседания был озвучен доклад о результатах внезапной проверки боеготовности воинских контингентов КСОР к выполнению задач по предназначению, которая была проведена с 12 по 19 мая этого года на полигоне «Харбмайдон» в Таджикистане. В рамках общего замысла военной операции КСОР провели активную фазу практических действий внезапной проверки, которая заключалась в отражении нападения условного противника с территории Афганистана.

Также были обсуждены вопросы, связанные с современными вызовами и угрозами, возникающими в мире и принятием общих мер для их устранения, особенно на южных рубежах Организации.

В ОДКБ входят Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан.